Переход Ирака к полному суверенитету определен Резолюцией СБ ООН №1456 от 8 июня 2004 года.

График политического перехода Ирака к демократическому государственному управлению включает:

А) Формирование суверенного Временного правительства Ирака, которое к 30 июня 2004 года возьмет на себя обязанности по осуществлению государственного управления и соответствующие полномочия.

Временное правительство сформировано - Председатель Айяд Алауи – шиит. В правительство вошли 7 курдов (в том числе один езид по представлению Демократической партии Курдистана). Курды получили посты – помощника председателя правительство по национальной безопасности (Бархам Салех – ПСК), министра иностранных дел (Хошияр Зебари – ДПК) и другие. Шииты получили в правительстве 13 мест. Всего в состав правительства входят 26 человек.

Президентом Ирака избран суннит из племени шаммар – Гази Явир. Вице-президентами: курд – Рож Нури Шавес (ДПК) и шиит – Ибрагим Джефер.

Б) Созыв национальной конференции, отражающей многообразие иракского общества.

В) Проведение, по возможности к 31 декабря 2004 или ни в коем случае не позднее 21 января 2005 года, прямых демократических выборов в Переходную национальную ассамблею, которая, в частности, будет отвечать за формирование переходного правительства Ирака и подготовку проекта постоянной конституции для Ирака, ведущей к созданию конституционно избранного правительства Ирака к 31 декабря 2005 года.

Специальный представитель Генерального секретаря ООН и миссия ООН по оказанию содействия Ираку (МООНСИ) будут, по просьбе правительства Ирака и насколько позволят обстоятельства:

А) играть ведущую роль:

1. В деле содействия созыву в июле 2004 года национальной конференции для избрания консультативного совета.

2. В деле оказания независимой избирательной комиссии Ирака, а также Временному правительству Ирака (ВПИ) и Переходной национальной ассамблее (ПНА) консультативной помощи и поддержки в связи с процессом проведения выборов.

3. В деле содействия национальному диалогу и формирования консенсуса в отношении подготовки проекта национальной конституции народом Ирака.

Спецпредставитель Генерального секретаря ООН и МООНСИ также должны будут оказывать правительству Ирака консультативную помощь и содействие в вопросах первоначального планирования в связи с проведением в будущем всеобщей переписи населения.

В Резолюции 1456 также определяется статус многонациональных сил (МС) и их взаимоотношения с ВПИ. Подчеркивается партнерский характер между МС и ВПИ и отмечается, что присутствие МС в Ираке осуществляется по просьбе приступающего к своим обязанностям ВПИ. Мандат МС будет пересмотрен через 12 месяцев или по просьбе ВПИ.

ВПИ возьмет на себя ведущую роль в деле координации международной помощи Ираку.

Фонд развития Ирака (ФРИ), образованный из средств, оставшихся от программы «Нефть в обмен на продовольствие», переходит в распоряжение ВПИ и будет использоваться транспарентным и справедливым образом через бюджет Ирака, в том числе для урегулирования непогашенных обязательств по линии ФРИ. Дело в том, что к работе ФРИ большие претензии имеют курды. Согласно резолюции СБ ООН №986, 13% средств по программе «Нефть в обмен на продовольствие» предназначалось для 3 курдских провинций. Большие суммы (курды сичтают 3 миллирада долларов, ООН признает 1.7 млрд.) со спенцсчетов ООН перешли в ФРИ и не дошли до курдов.

Переходный период в Ираке не обещает быть легким. После падения диктаторского режима, который силой удерживал многонациональный и многконфессиональный Ирак как единое государство под властью арабско-суннитской верхушки, обнажил целый ряд глубоких противоречий, раздирающих нынешний Ирак.

Рассмотрим главные проблемы, стоящие перед Ираком в переходный период.

Курдская проблема.

Курды составляют от 20 до 25% населения Ирака и компактно проживают на севере страны. Курды в основном исповедуют ислам суннитского толка, хотя среди них есть небольшое количество шиитов (основную массу курдов-шиитов Саддам Хусейн депортировал в Иран еше в 1970-х гг.). Курды-сунниты исторически являются последователями суфийских орденов накшбанди (Эрбиль) и кадирийя (Сулеймания). Довольно многочисленные группы курдов являются приверженцами древней, доисламской религии – езидизма (до 10% курдского населения Ирака).

Следует напомнить, что современный Ирак был создан английской администрацией после 1-й мировой войны из трех вилайетов Османской империи – Мосул, Багдад и Басра; при чем первый из них был населен в основном курдами, второй – арабами-суннитами, третий – арабами-шиитами. Мосульский вилайет был включен в состав Ирака в последнюю очередь. Первоначально планировалось создать независимое курдское государство, однако после открытия богатых залежей нефти в Киркуке и Мосуле Англия посчитала, что лучше всего ее интересам отвечает власть над территорией централизованного правительства в Багдаде. Турция, в свою очередь, так и не признала вхождение Мосульского вилайета в состав Ирака и до сих пор время от времени выдвигает на него территориальные претензии. Курды же считают, что включены в состав Ирака вопреки их воле, и указывают на то, что на референдуме 1921 года, положившем правовое основание для создание Иракского королевства, курдские провинции или высказались «против», или вовсе бойкотировали референдум.

На протяжении всей истории Ирака курды подвергались угнетению и постоянно поднимали восстания. В 1919 и 1922 годах курдский правитель города Сулеймании Махмуд Барзинджи дважды провозглашал себя независимым королем Курдистана (причем во второй раз он даже получил поздравительную телеграмму от английского короля). Однако он не мог продержаться у власти более нескольких месяцев и, в конце концов, был разбит и взят в плен англичанами. В 1961 году курдский лидер Мустафа Барзани поднял восстание, результатом которого был переход большей части Курдистана (кроме крупных городов) под контроль повстанческого правительство и заключение соглашения между М.Барзани и тогдашним вице-президентом Ирака Саддамом Хусейном (11 марта 1970 г.), предполагавшего создание на территориях, населенных курдами, полноценного автономного образования. Однако Саддам Хкусейн издал урезанный закон об автономии, не удовлетворивший курдов (11 марта 1974 г.), а после возобновления восстания сумел подавить его, заключив союз с Ираном. На протяжении всего правления Саддама Хусейна осуществлялись систематические акции геноцида курдов (этнические чистки, особенно в районе Киркука; уничтожение курдских поселений; наконец, прямые массовые убийства, особенно в 1987-88 гг. («операция Анфаль»). Результатом этих акций стало уничтожение 4 тысяч курдских деревень, убийство до 180 тысяч курдов и заселение отнятых у курдов земель арабскими переселенцами с Юга (в основном шиитами).

В 1991 г., после Первой войны в заливе, вызванного ею курдского восстания и его кровавого подавления - для курдов была создана так называемая «зона безопасности» в трех северных провинциях (Эрбиль, Дохук и Сулеймания), получившая неофициальное название «Свободный Курдистан».

В настоящее время в «Свободном Курдистане» действует парламент, избранный еще в 1992 году (готовятся перевыборы) и два правительства: правительство Демократической партии Курдистана (ДПК, лидер Масуд Барзани), с резиденцией в Эрбиле, и правительство Патриотического Союза Курдистана (ПСК, лидер Джалал Талабани) с резиденцией в Сулеймание. Оба эти правительства фактически независимы от Багдада и имеют вооруженные силы общей численностью до 80 тыс. человек, выступавшие в последней войне в качестве союзников американцев. Курды требуют для себя федерацию, которую понимают чрезвычайно широко. Сохранение существующего де-факто статуса Курдистана было объявлено Масудом Барзани «красной линией», т.е. conditio sine qua non, в случае нарушения которой курды объявят о своем выходе из Ирака.

Что же касается массовых настроений в Курдистане, то они однозначно требуют провозглашения независимости и не желают мириться и с минимальной властью Багдада, который уже воспринимается как иностранное государство. С этим курдские лидеры не могут не считаться.

С курдской проблемой напрямую связана проблема Киркука, одна из самых взрывоопасных в Ираке. Курды считают Киркук столицей Курдистана и твердо настаивают на его присоединении к федеральному Курдистану. Для этого, однако, следует восстановить там нарушенный Саддамом этнический баланс, т.е. вернуть курдов, изгнанных Саддамом, и выселить арабов, поселенных им на месте курдов. Теоретически справедливость последнего не оспаривают и арабы, и для реализации соответствующей программы создан денежный фонд и организационные структуры. Однако следует предвидеть саботаж со стороны арабов и дальнейшее обострение ситуации в Киркуке, где значительную роль играют также и туркмены (тюрки), активно выступающие против курдов при поддержке Турции.

Вообще политика соседних государств по отношению к Ираку в значительной степени определяется страхом перед созданием там независимого или даже просто автономного курдского государства, так как это, с их точки зрения, может послужить «дурным примером» для их собственного курдского населения.

Шииты.

Они составляют 60% населения Ирака, т.е. абсолютное большинство; однако до последнего времени всегда выступали в роли угнетаемой и подавляемой группы. Основная масса шиитского населения признает абсолютный авторитет духовных лидеров во главе с Великим аятоллой Али Аль-Систани, которые, в свою очередь, являются духовными учениками и последователями знаменитых иранских аятолл. Политической целью последних сответственно является создание исламского государства по образцу Ирана. Для этой цели Систани пытается перехватить у американцев демократические лозунги, подчеркивая необходимость всеобщих выборов и строгого следования воле большинства, а также выступая против федерализма и разделения власти между религиозно-этническими группировками. Планы шиитов неприемлемы для Запада и курдов, а также части старой (в том числе баасистской) светски ориентированной суннитской элиты Ирака.

Сама шиитская среда, однако, неоднородна, и фактически в ней происходит глухая борьба между Систани и Ас-Садром, занимающим низкое положение в шиитской духовной иерархии, но пытающимся «набрать очки» за счет радикальных лозунгов и действий.

Если шиитам оказывает поддержку Иран, то суннитам (экс-баасистам) - Сирия и Саудовская Аравия, также заинтересованные в том, чтобы ослабить положение США в регионе. Известно, что сопротивление в Ираке было начато организованным баасистским подпольем, состоящим из офицеров армии и спецслужб; последнее отличается высокой организованностью и фактически полностью контролирует ситуацию во многих зонах «суннитского треугольника», причем оно вступило в союз, с одной стороны, с международными террористическими группировками, с другой – с шиитами Ас-Садра.

Все эти группы в переходный период безусловно активизируют свою деятельность, что приведет к дальнейшему обострению ситуации. В высшей степени вероятны межэтнические столкновения в Киркуке. В сущности, приведенный выше «график передачи суверенитета» СБ ООН можно читать как график потенциальных кризисов. Первый кризис может возникнуть уже в июле, при созыве национальной конференции, долженствующей выработать избирательный закон, так как шииты будут настаивать на всеобщих прямых выборах, а сунниты и в особенности курды – отстаивать этноконфессиональные квоты. При этом следует учитывать, что курды, разочаровавшись в плодах уступчивости и готовности к компромиссам (результатом чего было невключение их требований в резолюцию ООН и несправедливое, по их мнению, распределение мест во Временном правительстве) готовы всемерно ужесточить свои позиции. Поводом к кризису может послужить уже регламент, при решении вопроса: будут ли решения приниматься большинством голосов (на чем безусловно станут настаивать шииты) или же консенсусом (чего так же безусловно потребуют все остальные). Даже в случае преодоления этих противоречий и принятия приемлемого для всех групп избирательного закона, новые, еще более острые противоречия, возникнут при обсуждении конституции, так как шииты попытаются провести максимально централизованную (и исламистскую) модель, курды – превратить Ирак в подобие конфедерации, тогда как сунниты займут среднюю позицию. Согласно действующей на данный момент временной конституции, курды могут блокировать принятие постоянной конституции (она будет считается недействительной, если против нее проголосует на референдуме 3 провинции). Однако Систани всегда заявлял, что временную конституцию не признает, и таким образом, в случае нового кризиса шииты могут попытаться навязать угодную им конституцию силой, опираясь на арифметическое большинство. Последнее окажется абсолютно неприемлемым для курдов.

В случае, если арабы попытаются начать наступления на курдские интересы, курды готовы бойкотировать свое участие в центральных органах в Багдаде. Последнее может окончательно дестабилизировать регион. В военном отношении в настоящее время курды имеют значительное превосходство перед арабами, фактически лишенными своей армии; но такое положение, очевидно, не может длиться до бесконечности. Это прибавляет нервозности курдам, стремящимся решить все проблемы как можно скорее. Что же касается до позиции США, то они стоят перед дилеммой – поддерживать своих определенных союзников – курдов – за счет интересов остальных групп (открыто или скрыто враждебных США) или пытаться сохранить контроль над всем Ираком, частично принося в жертву этим целям курдские интересы. В настоящее время США скорее выбирают второй вариант; однако неизвестно, какой будет их позиция в случае форсирования требований исламистов. В настоящее время в американской прессе все настойчивее звучат призывы разделить Ирак на три части (курдскую, суннитскую и шиитскую) и однозначно поставить на курдов. Что же касается Турции, то она также оказывается перед дилеммой: иметь ли на своих границах арабский исламизм или светский, прозападный курдский национализм, и либеральные политические круги Турции уже сейчас склоняются к мысли, что светский и подконтрольный Турции Курдистан может оказаться меньшим из зол.

В целом можно предположить три варианта дальнейшего развития событий:

А) оптимальный (и наименее вероятный), т.е. превращение Ирака в стабильное демократическое федеративное государство.

Б) Распад на две (курдскую и арабскую) или на три (курдскую, суннитскую и шиитскую) части.

В) Сохранение внешнего единства страны ценой перманентного кризиса, осложняемого межэтническими и межконфессиональными столкновениями.